О чем рассказывают письма украинских остарбайтеров



В октябре 1941г. немецко-фашистские войска захватили разрушенный отступающими советскими войсками Донбасс. Почти сразу на оккупированной территории германские власти установили обязательную трудовую повинность. Вся Украина была превращена в огромный трудовой лагерь. Одновременно была запущена пропагандистская машина. Донецкий вестник писал: "Украинцы, ставшие безработными по вине изуверских, диких приказов Сталина – уничтожать все, очутились после ухода большевиков с Украины перед перспективой затяжной безработицы, так как рассчитывали на быстрое восстановление разрушенных по приказу Сталина шахт, заводов и фабрик нельзя было. И вот здесь своевременно на помощь пришла Германия".Мощная агитация, развернутая среди украинской молодежи с призывом добровольно выехать на работу в "культурную и богатую" Германию, не могла не подействовать на 15-16 летних молодых людей, многие из которых никогда не выезжали за пределы своего города или села. Поначалу желающих заработать деньги и увидеть другой мир было много, записывались добровольно и уже в феврале 1942 г. из Сталино отбыл первый эшелон с завербованными украинскими рабочими.
"Сегодня 15 февраля", - торжественно оповещал "Донецкий вестник", - "отправляется первый транспорт безработных в Великую Германию. Этим эшелоном начинается регулярная отправка всех записавшихся. 18-19 февраля отправляется второй транспорт, 22-23 – третий. Все три эшелона направляются в Вестфалию в г.Дортмунд и комплектуются из рабочих, работавших в угольной промышленности или изъявивших желание работать в ней. 4-й транспорт отправляется 27-28 февраля, комплектуется он исключительно из женщин и направляется в Рейнскую область в г.Кельн".
В каждом последующем номере городской газеты рассказывалось о прекрасной жизни украинских рабочих в Германии:
"Особое внимание уделяется украинским рабочим в Германии в смысле создания им соответствующих культурных и бытовых условий. Там, где наши земляки работают на крупных предприятиях, для них устроены специальные поселки, в которых созданы все виды культурного обслуживания: кино, театр, больница, радио, бани и т.п. Живут украинцы в отличных, светлых, хорошо оборудованных помещениях, питаются они так, как и коренные немецкие рабочие. Сотни писем, уже полученных от земляков из Германии, ярко подтверждают это: 4-5 приемов пищи в день, сытные завтраки, хорошие обеды и ужины. Характерно еще и то, что администрация предприятий, учитывая особенности каждой национальности, ввела в меню для рабочих украинцев их национальные блюда – галушки, вареники, квас и т.п."
Но в скором времени верить сладкозвучным строкам немецких газет перестали. Разочарованные юноши и девушки посылали на родину неутешительные вести. Добровольный выезд превратился в принудительный. Молодых людей отлавливали на улицах, рынках, под угрозой наказания заставляли регистрироваться на биржах труда. По официальным данным всего из Донецкой области было угнано свыше 200 тысяч человек.
На хранении в госархиве Донецкой области имеются письма, отправленные из Германии остарбайтерами к своим родственникам. Письма представляют собой немецкие почтовые карточки, специально предназначенные для остарбайтеров. Вверху карточки чернеет штамп OSTARBEITERLAGER (лагерь для рабочих с Востока). Под ним родные ласковые слова "Привет из далекого края Германии в любимую и солнечную Украину!" В правом углу марка с изображением Адольфа Гитлера.
Многих девочек и мальчиков, писавших эти строки, уже нет в живых. Но остались письма, при внимательном чтении которых узнаешь, как было им там, в чужой стране, так ли прекрасно, как писали газеты. Остарбайтерам выдавали всего две карточки в месяц. Лишнее писать не дозволялось. Ненужная информация затушевывалась черными чернилами немецкой цензурой. Содержание писем очень сдержано, о себе и своей жизни в плену старались не писать. Больше расспрашивали о том, что делается дома, в родном селе или городе, что в магазинах, кто с кем гуляет, какой урожай. Письма в конвертах можно было передать только через частное лицо, чаще передавали через солдат.
"Дорогие родители вы должны понять, что нам кроме почтовых карточек, больше не разрешается писать, а их мы получаем из бюро фабрики, только по одной в месяц, а купить их тоже негде. Мы очень часто писали письма в конвертах, но они вертаются обратно, только из тысячи одно изредка доходит на Украину. А ваши письма с биржи труда ходят регулярно, все письма, которые вы писали через биржу я получила, так что вы имеете больше возможности писать, чем мы."
"Нина, нам только писать полагается 2 открытки в месяц, писал бы больше, но нельзя, пишите вы"
"Мамочка ты прислала мне адрес Беккера, чтобы я писала письма по этому адресу: но дорогая, мамочка, учти то что нам письма писать не разрешается, а в особенности по немецким адресам, за это нас штрафуют, понятно? Так, что пишем открыточки. И открыточки, мамочка, нам дают только по две штуки в месяц"
"я вас іще просю пишить побільше пісьом як не приймають, так напишить через солдат. Дуже багато получають через солдат і доходять бистро"
"Мамочка в твоем письме все новости были цензурой черной тушью замазаны так что мы опять ничего не узнали"
Но, все же собирая по крупицам сведения из писем, нам удалось представить общую картину того, что происходило с нашими земляками в германском плену.
Итак, путь в Германию. Завербованным украинцам рекомендовалось взять с собой в дорогу теплую одежду, обувь, одеяло, ложку, вилку, чашку, тарелку и кто хочет музыкальный инструмент. Дорога предстояла длинная, через польскую границу. На границе, наемники проходили дезинфекцию, медкомиссию, купались в бане, а по приезду в Германию каждому работнику присваивался идентификационный номер. На одежде нашивался грудной знак с этим номером и отметкой "OST". На биржах труда остарбайтеров распределяли по месту работы - кто на завод, кто на фабрику или шахту, а кто к хозяину на сельскохозяйственные работы или в прислуги. Вот, что пишут о своем пути в Германию наши земляки:
"Мы стояли на станции Юзовка часа 2, и я хотела побежать домой. Мама ехали мы через Польшу, проезжали г.Краков и Львов. Ехали через Днепропетровск. Приехали мы в Польшу в г.Перемышль там повели нас в баню. Потом мы приехали в г.Зюст в Германии там приехали паны и забрали нас 20 девочек в село Зюнинкгаузен около Дортмунда. Дорогою нас кормили тоже. Давали нам хлеба, семечек, супу. Сопровождали наш эшелон германские солдаты"
"Мама я сейчас Вам опишу всю правду. Когда в Сталино мы прошли комиссию. У нас было много радости и что-то тревожило грудь. Я всю дорогу плакала без перестанку. Ехали мы в товарных вагонах до самой биржи без пересадки. На бирже была нам дезинфекция, после дезинфекции нас должны разобрать хозяева. Сердце билось в груди сильно. И так мы попали к хозяину 130 человек работать на фабрике. Посадили нас в машину, едим мы и дух притаили. Когда подвозят к воротам, а кругом огорожено колючей проволокой. Ну тут мы и поняли куда попали. Привели нас в деревянный барак, там четыре комнаты двухэтажные кровати на 20 человек. Нас в комнату сначала попало 5 человек. Тут в лагере мы побачили наших русских худых людей. Мы с Марией подняли такой вой, что страшно было слушать."
"в дороге мы были очень долго 11/6-42. Мы выехали с Артемовска, ехали мы очень долго 9 суток за это время нам в польском городе Haubiszow была баня. 19/6-42 мы приехали в город Розенберг. В этом городе мы простояли 3 суток. Был медосмотр и держали карантин, кто больной отправили домой, а нас повезли в город немецкий Koniqshusse. Сюда мы приехали 23 числа и простояли ровно до 30/6-42г. Город этот красивый и большой много заводов. В этом городе мы работали 1 неделю и 30/6-42г. в 4 часа вечера мы выехали. Этого же числа в 6 часов вечера мы приехали в город Ausch..., в котором мы остановились жить и работать. Город этот маленький и разбитый... я жалею, что поехала"
"Дорогие родители, сообщаю вам, что я доехала благополучно, ехали мы 13 дней... пересадки не было от Краматоровки до самой границы, в городе Перемышле была пересадка, стояли мы 1 день 10 числа в 6 часов утра: тут нам была баня, помыли нас хорошо, а потом комиссия была, по комиссии я прошла в Перемышли, а кто не пройшов оставили лечиться, от города Перемышля мы ехали усяго 3 дня до Германии и так 13 числа (1943г.) прибыли в город Дрезден, в котором находится великий лагерь, в котором находится миллиарды людей. Там я была 5 дней. В Дрездене тоже помыли в бане, а потом комиссия была... Потом побывши в лагере Дрезден я приехала в город Кемиц... В городе Кемиц я тоже комиссию прошла, и 22 числа я поступила робить на кухню при ресторане"
"Мама, доехала я и все остальные девочки благополучно и спокойно, проходили комиссию в Польше и Германии. И всех нас признали здоровыми и нас пораспределяли по хозяевам"
"Мамо ми їхали п'ять суток и приїхали в город Перемишль. Тільки ми приїхали нас зразу забрали в лагер ночували в лагері, а утром ми пошли в баню покупались и на комісію. Я думала що мене пошлють додому, коли в лазарет. "
"Доехала я до Германии благополучно. проходили комиссию в Польше и в Германии. Теперь я и Мария работаем у одной хозяйки в поле"
"Я забула вам написать, що ми носим значок, що ми русскі носим (OST)"
Те, кто остался дома, с нетерпением ждали вестей о том, стоит ли ехать. Ни в одном из прочитанных писем не встретился призыв ехать в Германию. Лишь разочарование, слезы, отчаянье.
"На твои вопросы я тебе отвечаю сиди дома и никуда не езжай."
"Люся ти писала, чи я тут хожу в кіно. Нам тут не до кіна. Нововстів нема ніяких, пиши ти почаще пісьма як шо тобі можно, а нам пісьма не розрішають писать, а карток видають тільки 2 на 1 місяць"
"Дорогая Полиночка пиши новости моего родимого села, кто поехал еще добровольно, кого забрали может быть за это время? Но я не желаю больше ни одному человеку ехать сюда"
"Миша, теперь я вспомнила тебя и твои слова в один прекрасный денечек, как ты меня говорил оставайся со мной. Я не знаю для кого плохо сделала. Но ничего Миша, это все надо пережить и возвратиться домой и тогда мы будем жить счастливо"
"Я работаю на рыбообрабатывающем заводе – электриком, а Боря работает на кухне. Сейчас мы тоже живем ничего и вообще для лагеря жизнь стала немного лучше, даже нам стали выдавать что курить, а целый год почти ничего не выдавали и вообще год мы прожили так, что лучше о нем и не вспоминать, но забыть его уже никто и никогда не забудет"
"Было очень трудно. Я плакала не переставая. Часто вспоминала бабушкины слова "їдь побачиш смаленого вовка"
"Любочка не виривайся з дому. Держи в руках также Клаву і Ваню. Нехай уже я одна побуду за вас"
"Ты не знаешь нашу жизнь Нуся, я работаю и разные у меня мысли. Я никогда так не думала, как сейчас. Думаю вдруг папа пройдет через цех. Я думаю, чтоб я делала б, у меня сейчас разные дурные мысли, я уже сама не хочу думать. Маму часто вспоминаю и у меня сердце ноет так мне тяжело на сердце. Я не могу понять, что со мною случилось. Каждым днем худею, уже я поседела, приеду вы меня не признаете, где это все делось я не знаю"
Рабочим, которые попали по распределению работать на предприятия, пришлось особенно тяжело. Их селили в наскоро выстроенных деревянных бараках, расположенных на территории лагеря для остарбайтеров. На первое время выдавали спецодежду, обувь резиновую или на деревянной подошве, соломенный матрас, подушку. В бараках размещалось до 200 человек. Спали на двухэтажных кроватях, иногда вдвоем на одной койке. Как правило, рабочий день длился от 10 до 12 и более часов. Один выходной в воскресенье, иногда и в субботу. Выпускали гулять группой до 10 человек, часто под присмотром немецкой охраны. Питание трехразовое: кофе, хлеб, масло, похлебка из капусты, картофеля или свеклы. Родным разрешалось высылать посылки весом не более 250 грамм. У кого было слабое здоровье, мог и не выжить в таких условиях. К тому же немецкие города часто подвергались бомбежкам, случались пожары, были жертвы. Многих украинцев похоронили в Германии.
"...ми тут 200 чоловік дівчат і мужчин робимо вмісті тоже 200 душ ну все таки не так як дома як би крила то прилетіла б хотя б на одну минуту подивиться що ви робите і як ви живите"
"Сейчас принимают посылки. Я читала в газете Распор. 250 гр. можно высылать несколько"
"Надя пишет, что у них русских в лагере очень много и потому им живется, она пишет, плохо, нам по-сравнению с ними, а также со многими другими русскими лагерями живется на много лучше. Видела я в Дессау Варю. Живется ничего, но она много времени работает, в день по 12-13 часов"
"Дорогие сестры, все шлют посылки. Если у вас что есть и если можно, то пришлите мне 250 грамм"
"В своем письме вы пишете, что получили от него (Феди) 2 письма, но он ничего не написал, где работает. Да, дорогие, родители, вероятно он Вам ничего не написал, потому что о его жизни и писать нечего, так как жизнь у него не жизнь, а страдание. Работает он на вагоноремонтном заводе с плотниками в месяц получает от 25 до 28 марок, кушают три раза в день, утром кофе, в обед и вечером суп с капусты и 280 г. хлеба на день. Мои туфли черные, которые остались у него, он проел и в своем письме он просит у меня прощения. Вот какая жизнь его ожидала в Великой Германии, но такая жизнь здесь создана не только для него, а для всей украинской молодежи. Работаю на старом месте, работу начинаю с полседьмого до семи. Отдых имеем теперь только в воскресенье."
"Работаю с 7ч. до 9 ч. целый день. Одно хорошо когда спать: все снится дом и все домашние. Вы меня больше не узнаете, когда я приеду."
"живем в городе Вердал живем в бараках работаем на фабрике работаем с 6 часов утра до 5 часов вечера кормят 3 раза в день 5 часов дают кофе и 300 гр. хлеба а в обед и вечером суп."
"Нахожусь в городе Гамме, работаю на электродной фабрике, работа легкая и чистая. Работаю на три смены по восемь часов. Живу в лагере в театральном зале 130 человек девочки и женщины все вместе. Спим на двухэтажных деревянных кроватях. Я конечно занимаю нижний этаж. Спецодежду не выдавали а выдали одеяло, полотенце, две миски, кружку, ложку и парусовые туфли. Кормят два раза в день суп, а утром 350 грамм хлеба на день и кофе"
"Я роблю на известковой фабрике, колы накидаю известку, колы ваганетки ганяю, но работа не важка и хороша. Кормять хорошо. Найдаемось утром дають хлиба 470 гр., 15 гр. масла и кофе два раза прыварок густый"
"Сначала работала на фабрике на станке восем часов, а тогда стали по двенадцать часов работать с шести утра и до шести вечера первая смена и вторая с шести вечера до шести утра. Давали две буханки хлеба на неделю, на 3 дня буханку и на 4 дня. Дадут буханку, мы за раз зїмо, а тогда 2-3 дня голодные. Дали один литр баланды. Так мы называли нашу їжу. Это шпинат и немного картофеля. Сначала было очень трудно ели сырую капусту. Дают две ложки сахару в неделю, 3 раза колбасы по тридцать грамм и один раз масла по пятьдесят грамм"
"плачу каждый день уже на человека не похожа одни кости. Если бы не шкура, то и кости все погубила. Иду на работу, выйду на двор посмотрю я на чистое синее небо и где-то моя семья разбитая от меня, заплачу... и захожу я в фабрику стук шум голова ломится как дурная. Рабочие меня уговаривают посылают меня до доктора. Пошла я до доктора паразит русский пленный нечего у тебя не болит малокровие даст пилюли и иди на работу."
"полкилометра от лагеря нам построили новый лагерь теперь мы в новом лагере. Только перешли мы 29.5.43 и я легла в постель совсем я не ходила, меня носили девочки на руках, а теперь немного хромаю"
"Я работаю в металлургическом заводе. Работа не очень трудная. Работаем по 9 часов на две смены с 5.30 до 2.30, с 2.30 до11.30. Дорогие родители я живу пока хорошо, только плохо, что часто отведуют английские самолеты..."
"Если жива останусь, то встретимся, а если постигнет и меня участь, как и многих русских, проживающих в Германии, то присыплет мои кости земля германской территории"
"Папа я лежала больная, а сейчас ничего. На чужой стороне солнышко не греет, куда не пойдешь все чужие. Сама поплачешь тихо и ничего никто не скажет. Вы интересуетесь нас посмотреть. да, папа Зоя стала прекрасная барышня, а Ната скоро ляжет туда, где мать. Думки и мечты убивают в гроб"
За подневольный труд платили от 7 до 60 немецкий марок. Но даже эти деньги выплачивались не все. Для украинских рабочих были открыты сберегательные книжки, куда якобы немецкие хозяева откладывали половину заработанных остарбайтерами денег. Вернуть эти деньги обещали перед отъездом домой. Так что выплачиваемых на руки марок абсолютно не хватало. Из-за плохого питания в лагере приходилось докупать овощи на рынке. К тому же, в Германии действовала карточная система на товары потребления. Возможность пользоваться карточками имели только немцы. Украинцев использовали как наемную дешевую рабочую силу для поднятия истощенных войной промышленности и сельского хозяйства Германии. Они считались низшей расой и были ограничены в правах. Их права и обязанности сводились к одному – работать на Великую Германию.
"ми получаємо кожний місяць гроши, а я получила 12 марок. 50 я заробила, 32-50 оставляють, а на що то нам неізвесно."
"деньги получаем по 30 марок в месяц, но ничего не купишь кроме мелочи"
"Вы у меня спрашиваете какая у меня работа. У меня работа разная на фабрике. А еще вы у меня спрашиваете сколько я получаю денег. Если я вам напишу, то будете смеяться"
"Мамочка я жива и здорова того и вам желаю всем. Милая мамочка ты просишь, чтобы я купила жилет, ай моя дорогая здесь нельзя ничего купить все по карточкам и все для немцев, а для нас тут ничего дорогая мамочка нет"
"у нас каждый месяц ложат в кассу деньги, а нам выдают марки и книжки выдали. Мы приклеиваем их, а когда заполним эту книжку получим эти деньги"
"Мама, я сообщю теперь о совей жизни: живу я сейчас ничего, денег я получаю только половину своего заработка, а половину откладуют в сберегательную кассу"
"Я роблю в лісі, пиляю. Робота ви самі знаєте яка робота мужицька тіки давай їсти. Ми робимо вдвох з Кузьменко. Маруся і я. Нам видали ботінки для роботи, костюми. ... тетя ви казали щоб я просилась до хозяїнів коли воно так нибуде як я хочу. Нас узяв шеф п'ятнадцять душ у ліс робить. Нам дають утром триста грам хліба, масла, кофе у десять часов утра, сто гр. хліба ковбаси і масла. В обід суп самі возимо в ліс, а ввечері картошка в мундирах і ще замість цього нам купує наш комендант лагеря картошки за наші гроші і ми получаєм по п'ять марок у тиждень і ходимо по городі копуємо помидори, огурці, моркву і їмо. Нас випускають из лагеря гулять до дивяти часов вечера"
"доехала благополучно, работаю на шахте медно-рудной. Работа хорошая на ленте выбираем породу. Живем в лесу, в бараках... получаю девять марок в месяц, остальные когда домой ехать будем"
Тем, кто работал в сельском хозяйстве, было немного легче. Они, как правило, жили и работали вместе с хозяевами, питались немного лучше 5 раз в день и теми же продуктами что хозяева. Хотя и у бауера не всегда было лучше, особенно, если он был имущий, и в наймах у него работало от 20 и больше человек.
"Когда приехал в Германию, я работал в пана 8 месяцев, в пана жизнь была лучше. кормили лучше, хотя и работал много, чем на фабрике. К зиме нас забрали работать на шахты... работали в шахте 8 часов, а в пана работали 16 часов. Жизнь наша не завидная, домой неизвестно когда."
"Я сейчас у хозяина в городе Хаген. Живу я пока что очень хорошо, кушаю 5 раз в день, работаю я дояром, дою коров. Заработная плата моя 10 марок в 1 месяц"
"в нас уже хозяива хлеб покосили, лето это много раз теплее, чем прошлое, когда идем домой за забором у хозяина видим яблуки, сливы, груши, вишни. Ни огурцов, ни помидор ничего еще не видала, уже привыкла как будто так и надо видеть, а не кушать, ну ничего, может быть переживу а приеду домой все попробую. обратно буду все кушать"
"Работаю я здесь от 5 чосов утра до 9 часов вечера. Вместе со мной работает украинка, француз и немка"
"работаю у хозяйки, управляю 4 корови и що по хозяйству то дрова рубаю, то траву вожу, а хозяйка косе. Харчи ничого, 4 раза в день. Але те не йси, бо дом з голови не виходе... достать тут не можна ничого, бо дають тільки на карточки"
"Роботи багато, дою 4 корови. По первах руки боліли, а тепер нічого вичищаю в свиней. Четверо свиней, кури, гуси. Роблю і дома і в степу, хліб пололи, буряки пололи, картошку і все. Дома в суботу скріз поли мою, посуду і все дрібне. Їмо п'ять раз на день. Їсти що хочеш і скільки хочем"
"Сейчас наверно нет еще 5 часов утра, но я уже не сплю, ибо сегодня прощальный день с моей хозяйкой – я ухожу куда попаду, не знаю. Довольно! – все решено, для меня все одно, где работать. Опишу из –за чего. Вчера мы слаживали снопы с полякомс жито, сильно умарившись я села на 5-10 минут, а она наблюдала. И вот придя домой – скандал, но меня наврядли переспорят. И вот когда я сказала - довольно. Ведь я момочка работаю даром – 7 марок в мес. и совсем не справляет одежду, то пусть работает другая девушка или сама, а я уйду на фабрику, все равно война."
"Мама, ви пишете щоб я написала що я роблю. Я вже вам писала що я дою 8 штук коров і так усе роблю. Робить щас дуже важко бо щас ми і сіно косим і молотим. То страшно важко, ну нічого. Важко бо я косю косою сіно з хазяїном, а косою дуже важко, це ви сами знаєте як. А в цього хазяїна сіна і всього хліба як у нашому колхозі"
"мама, вы в письмах писали, чи я умею одну корову доить. Нет дорогая мамочка, я не одну дою, а 5 штук. И моя напарница тоже 5."
Некоторые немцы жалели молодых работников, почти детей, ведь у них самих тоже были дети такого же возраста.
"Праздник мы отпраздновали ничего. В эти дни нас кормили лучше. В 4 часа мы пили кофе, ели пирог, печенье в присутствии нашего шефа и некоторых других лиц. Наш шеф выступал с речь, в которой он благодарил восточных работниц за их хорошую работу, т.е. нас и пожелал нам встретить следующий Новый год у себя дома вместе с вами"
"Милые родные, вчера 17.7.43 мне исполнилось 19 лет. Милая мамочка, рано утром у меня в комнате было много людей, все меня радостно поздравляли, в гости приезжала Лида, и много других русских и немецких девушек, которые со мной дружат. Вся комната была заставлена цветами, которые принесли девушки. Моя хозяйка много напекла в мои именины, много успокаивала меня, но мне так тяжело было, что я не с вами..."
"Папа и мама, просит мой хозяин и хозяйка вас, что бы вы за мной очень не плакали. потому что вы себе в своем здоровье хуже делаете. Как кончится война, я приеду к вам совсем, и они меня тогда хорошо вырядят домой."
"Я як плачу то хазяйка все пита чого ти плачиш, я її кажу, що додому скучила. Вона каже война капут тоді аж до матки поїдеш. У моєї хазяйки сім душ дітей самої старшої тринадцять років"
"...меня хозяин позвал у свою комнату и хозяйка дала мне подарок одно большое яблоко, семь пряников и 80 штук конфет таких как у нас горошек. Все это обмотано у бумажный платочек и подвязано серебряной ленточкой. Хозяйка сказал, что в декабре в Германии детям дают подарки. Ты тоже ребенок"
Летом 1943 р. пошли слухи, что украинских остарбайтеров, отработавших год и два, будут отпускать домой в отпуск. Обещали также отправлять домой и больных. Украинцы очень надеялись на это, но немцы не спешили.
"Теперь еще пишу за отпуска, а также когда домой, газета пишет, кто проработал год тому дается отпуск 1 неделю и отдыхать здесь в Германии, срок работы в Германии два года. Но смотря на военное положение, продолжают срок еще на один год. После трех лет могут дать отпуск на родину. Только как заслужишь своей работой и поведением"
"Сьогодні ми получили газету. Було написано шо нам строк 2 года так шо ожидайте через 1 год можливо як шо война продлиться будемо 3 года. 2 года одбудемо поїдем в отпуск за хорошу роботу."
"Сегодня вышел приказ в нашей фабрике. Кто уже работал в Германии 2 г. имеет право ехать на Украину в отпуск на 2 недели. А те, кто меньше 2 лет, пользуются недельным отпуском в Германии"
"Мамочка, даст бог, скоро вернемся домой. Мамочка и ты сестричка Раечка, у нас ходят слухи, как будто будут давать отпуска. Мамочка я буду ждать когда будет ехать до нас домой."
"я уже 15 дней лежу в постели больная теперь у нас новый приказ и семейных больных держать в Германии не будут, теперь отсылают домой и также девочек признали больными отсылать домой, а теперь не будут отсылать а если очень больной то гриппом или чем-нибудь другим, то будут отсылать в больницу "
"Мама, разве я себя врач, что не хочу возвратиться домой. С нашего лагеря ни одного человека не отправили хоть как больные пока не умрет "
Наши земляки, выжившие во вражеском плену и вернувшиеся домой, никогда не забудут этих нескольких лет, проведенных в состоянии рабства в чужой стране. Здесь представлена только общая картина о подневольном труде наших земляков. А ведь каждое письмо это чья-то неповторимая трагическая судьба.

Нач.отдела информации
и использования документов
Госархива Донецкой области

Т.А. Максимчук