Голод 1946-1947 годов
по документам архивного отдела Славянской райгосадминистрации


Как жилось на Славянщине в голодное лихолетье 1946-1947 годов могут рассказать не только старожилы района.
Есть еще один источник информации – очень скудные, но от этого не менее важные и интересные сведения о событиях тех лет, сохранились в архивных фондах колхозов Славянского района, которые, по праву, считаются самыми ценными документами архивного отдела райгосадминистрации. И хотя на страницах протоколов общих собраний и заседаний правлений колхозов ни разу не встречается слово голод, простые, подчас наивные строки буднично раскрывают истину, которую невозможно скрыть.
Первый послевоенный год выдался на редкость засушливым - не уродились не только зерновые, но и кормовые и овощные культуры. Урожайность зерновых в колхозе им. 12 лет РККА в 1946 г. составила всего 2 ц/га (1), в колхозе им. Ленина – 1,7 ц/га (2), в колхозе им.17 партсъезда – 8 ц/га (3).
Обеспеченность кормами в колхозах им. Ленина, «Пролетарская нива», им. Боротьбы составляла всего 30%-35% (4). Колхоз им. Ворошилова, в связи с отсутствием концентрированных кормов, избавляется от поголовья кур и свиней и, за вырученные от продажи на базаре деньги, принимает решение приобрести крупный рогатый скот, который легче прокормить грубыми кормами (5).
На общем собрании колхоза им. Кагановича при подведении итогов 1946 года, сообщалось, что план по урожаю выполнен только на 66%, удой на 1 корову составил 848 литров (при плане 1100 литра), яйценоскость – 58 шт. яиц (при плане 85 яиц). На трудодень колхозники этого хозяйства заработали 43 коп., 300 г зерна и 20 г подсолнечника (6).
В колхозе «Червона Украина» на трудодень в 1946 г. колхозники заработали по 1,04 руб., 100 г зерна и 280 г овощей (7).
Однако заработать трудодень – еще не значило его получить. В сентябре 1946 г. с колхозниками колхоза им. 12 лет РККА еще не рассчитались за трудодни 1945 года (8), за трудодни 1946 года колхозникам колхоза им. «Червона перемога» было обещано выплатить до 15 марта 1947 года (9).
Все это не способствовало повышению заинтересованности селян в работе на колхозных полях и фермах.
Вынося в конце сентября 1946 года на общем собрании колхоза им. РККА благодарность Сталину «за беспокойство о колхозниках, их культурной и зажиточной жизни» (10), эти же колхозники часто уклоняются от работы (11). Учащаются случаи рассмотрения на заседаниях правлений колхозов и общих собраниях вопросов о трудовой дисциплине – за невыход на работу принимаются решения об отрезе приусадебных участков, исключении из членов колхоза, за невыработку минимума трудодней дела передаются в суд.
С осени 1946 года увеличивается количество просьб колхозников оказать помощь продуктами питания, зерном, соломой.
В колхозе им. Сталина 8 нуждающимся из 13 подавших заявления в январе 1947 года выдали по 9 кг муки на месяц или по 400 г печеного хлеба за 1 отработанный рабочий день (12). Уже в феврале размер помощи пришлось уменьшить – выдавали по 200 г печеного хлеба при условии выполнения нормы выработки (13).
В феврале – марте 1947 г. в колхозе им. Ворошилова обратились с просьбой о помощи продуктами питания 60 человек, отказано в помощи –20 колхозникам (14), в феврале этого же года правление колхоза им. Ленина отказывает в помощи хлебом всем 21 колхозникам, подавшим заявления (15).
Многим просящим приходилось отказывать не только в продуктах питания. Решением правления колхоза им. Ворошилова от 09.04.1947 г. отказано в приеме в члены колхоза Стаценко В.К., т.к. «он не имеет постоянного места жительства, а в колхоз вступает, чтобы выжить...» (16).
Голод толкает людей на совершение аморальных поступков – учащаются случаи краж, злоупотреблений служебным положением.
На общем собрании колхоза им. Кагановича 11.10.1946 г. рассматривается акт ревкомиссии, в котором отмечено, что бывший председатель колхоза Гладыш В.И. «перебрал зерном и жмыхом, взял резиновые сапоги за 800 руб., 4 мешка с выписанными продуктами – всего на сумму 1889 руб. 96 коп.». Украденные продукты и материалы Гладыш переправлял домой в ночное время, а днем посылал без оформления работать к себе домой колхозных плотников (17).
В колхозе им. Сталина 05.12.1946 г. на общем собрании заслушивалась информация главного бухгалтера Кишинского И.Н. о выпечке хлеба. Отмечался очень низкий припек хлеба (11%), в связи с чем принято решение поручить ревкомиссии и бухгалтерии установить процент отсева муки, вывести «правильный» процент припека (не менее 30%), а недостачу «отнести за счет пекаря» (18).
Чтобы сохранить хозяйство, колхозной громаде приходилось принимать все более жесткие решения.
В феврале 1947 г. правление колхоза им. 12 лет РККА направляет материалы в суд на гр. Кононенко В.П., которая в ночь на 15.02 1947 г., по словам объезчика, «выпустила около одной гарбы соломы и навеяла 3 кг зерна» (19). Правление этого же хозяйства направляет в суд материалы на 3-х человек за кражу 3 кг посевной кукурузы (20). Принимается решение оштрафовать на 5 трудодней каждую из 8 колхозниц, если подтвердится факт воровства хотя бы 1 качана кукурузы (21).
В архивном фонде №73 колхоза им. Ленина Долинского сельского совета (до 1955 г. – Голо-Долинского сельского совета) за 1946-1947 г. сохранились 3 дела с директивными указаниями и распоряжениями партийных, советских органов, касающимися деятельности хозяйства (22).
В основном, это телефонограммы и почтограммы, с помощью которых райисполком и райком партии доводили оперативную информацию и влияли на хозяйственную и общественную жизнь колхоза.
С середины 1946 г. потоком шли директивы с требованием не смотря ни на что не допустить срыв госпоставок сельхозпродукции - в год стихийного бедствия крестьянство если и не подталкивалось напрямую в пропасть голода, то и поблажек от государства не получало. Из всего обилия директив всего несколько отражали тревогу о селе, причем практически все они касались проблем кормления скота в зиму 1946-1947 г.
Так, 20.10.1946 г. районный совет и райком партии почтограммой обратился к председателю и секретарю партийной организации колхоза им. Ленина, председателю Голо-Долинского сельского совета с категорическим запретом раздачи колхозникам, продажи, обмена какого-то ни было грубого корма урожая 1946 г., а также запретил выделение грубого корма на покрытие крыш. В обязательном порядке было приказано выслать бригады по сбору желудей, веточного корма, опавших листьев в лесные участки Донлесхоза, закрепленные за хозяйством. Рекомендовано немедленно приступить к силосованию ботвы огородов и дикорастущих трав. Ранее розданный корм предложено собрать и вернуть на ферму (23).
Но колхозный скот неохотно поедал предложенный ему корм – животные страдали от желудочно-кишечных заболеваний, да и корм усваивался только на 25-30%. В середине декабря 1946 г. райисполком и райком партии рассылает по хозяйствам рекомендации по кормлению скота в зиму 1946-1947 г., названную периодом «с большим ограничением в кормлении скота концентратов, сена и сочных кормов». Предлагается внедрить опыт передовиков животноводческих ферм по подготовке грубого корма – при измельчении соломы и половы (для КРС - не крупнее 4 мм) и последующем запаривании смесь приобретала «приятный запах и вкус», корм лучше усваивался, снижался уровень заболевания животных.
Здесь же приводились подробные рекомендации по устройству ям для самозапаривания и рецепт приготовления корма – на 100 кг сухого корма рекомендовалось добавлять 50 л воды и 10 г соли (24).
Первая директива, отразившая заботу о людях, появилась только в начале января 1947 г. Руководство колхозов информируется о том, что в соответствии с указанием облисполкома и обкома партии для остронуждающихся в продовольствии колхозников разрешается открыть в колхозах столовые для одноразового питания.
Продукты для столовой предлагалось собирать путем проведения «самозаготовок» внутри колхоза. Через сельпо выделялись 1 раз в сутки, к обеду, «коммерческие» 100 г хлеба на человека. Доводилось количество людей, которое предполагалось кормить в столовой (для колхоза им. Ленина – 55 чел.) и срок начала работы столовой – 12 января 1947 г. В списки, которые составлялись председателем колхоза, секретарем партийной организации и председателем сельсовета, рекомендовалось включать, в первую очередь, колхозников и их детей, остронуждающихся в продовольствии, а также детей учителей, медработников и других специалистов, проживающих в хозяйстве (25).
15 января 1946 г. на заседании правления колхоза им. Ленина выступает председатель сельпо Привалихин с информацией о порядке открытия столовой и закупке продуктов у колхозников. Правление принимает решение продать сельпо для столовой 2 кг мяса по 15 руб., по 10 кг капусты, свеклы, картофеля и 5 кг помидоров (26).
14 января 1947 г. состоялось собрание по вопросу открытия столовой в колхозе им. 12 лет РККА Черкасского поссовета. Принимается решение арендовать под столовую помещение у колхозницы Панченковой А.З., где отремонтировать окно и дверь, сделать 2 стола и 4 скамьи. Хозяйство направляет в столовую 2-х членов колхоза – повара и официанта, а также «обеспечивает» ведром и черпаком. Сельпо взяло на себя обеспечение столовой тарелками и ложками, а также заготовку овощей. Из фонда колхоза выделяется для столовой 30 кг свеклы, 25 кг крупы. Председатель колхоза Жижченко П.А. передает в фонд столовой 30 кг картофеля со своего огорода.
Тем не менее, 50 человек, включенных в списки остронуждающихся в питании по колхозу им. 12 лет РККА, должны были платить за обед наличными, и только за 9 колхозников платил колхоз, с последующим удержанием потраченной суммы из заработка (27).
Правление колхоза им. Ворошилова 15.01.1947 г. принимает решение об открытии в помещении детского сада столовой на 50 чел. и обращается ко всем членам правления и активистам колхоза оказать помощь работникам сельпо в заготовке продуктов. Обеды решено отпускать за наличный расчет и постараться в процессе работы удешевить стоимость обеда до 4 руб. (28).
Не смотря на попытки поддержать часть голодающих колхозников скудным одноразовым питанием, к весне 1947 г. все больше селян начинает болеть и умирать от голода.
В архивном фонде колхоза им. Ленина сохранилась телефонограмма на имя председателя колхоза Пичко, подписанная председателем райисполкома Зяблицевым, в которой сообщалось, что в больницы города Славянска все больше поступает населения из сельской местности. Для обслуживания и оказания помощи колхозникам и другому населению сельской местности, в городе открывается дополнительно больница, однако нет возможности начать прием больных - нет соломы для набивки матрацев. Телефонограмма обязывает колхоз отпустить больнице 1 тонну соломы за наличный расчет по госценам и привезти ее своим транспортом не позднее 8-9 мая (29).
Только собрав урожай 1947 г. село смогло вздохнуть свободнее и постепенно вернуть жизнь в прежнее русло.
Однако трагические события 1946-1947 годов навсегда оставили след в душах миллионов наших сограждан. Память о тех годах, их историческая оценка всегда будут являться своеобразным моральным камертоном взаимоотношений в обществе и залогом того, что голодное лихолетье не повторится.

И.о.начальника архивного отдела
райгосадминистрации
Т.Н.Федчун
1. Архивный отдел, ф. №42, оп. №1, д.3, л.5;
2. Там же, ф. №73, оп. №1, д.13, л.3;
3. Там же;
4. Там же, ф. №73, оп. №1, д.8, л.62;
5. Там же, ф. №79, оп. №1, д.1, л.28;
6. Там же, ф. №48, оп. №1, д.6, л. 20 ;
7. Там же, ф. №49, оп. №1, д.5, л.2;
8. Там же, ф. №41, оп. №1, д.3, л.5;
9. Там же, ф. №49, оп. №1, д.5, л.5;
10. Там же, ф. №42, оп. №1, д.3, л.6;
11. Там же, ф. №42, оп. №1, д.4, л.23;
12. Там же, ф. №50, оп. №1, д.10, л.2;
13. Там же, ф. №50, оп. №1, д.10, л.4;
14. Там же, ф. №79, оп. №1, д.2, л.6,9,12;
15. Там же, ф. №73, оп. №1, д.15, л.5;
16. Там же, ф. №79, оп. №1, д.2, л.14;
17. Там же, ф. №48, оп. №1, д.3, л.13;
18. Там же, ф. №50, оп. №1, д.8, л.36;
19. Там же, ф. №41, оп. №1, д.6,л.5;
20. Там же, ф. №42, оп. №1, д.6, л.16;
21. Там же;
22. Там же, ф. №73, оп. №1, д.8, 9,12;
23. Там же, ф. №73, оп. №1, д.8, л.220;
24. Там же, ф. №73, оп. №1, д.8, л.355;
25. Там же, ф. №73, оп. №1, д.12, л.10;
26. Там же, ф. №73, оп. №1, д.15, л.2;
27. Там же, ф. №42, оп. №1, д.9, л.1;
28. Там же, ф. №79, оп. №1, д.2, л.3;
29. Там же, ф. №73, оп. №1, д.152 л.87.