ГОЛОД В ДОНБАССЕ В 1932-1933 гг. ПО ДОКУМЕНТАМ ГОСАРХИВА ДОНЕЦКОЙ ОБЛАСТИ


Тема голода на Украине и, в частности, в Донбассе, до сих пор мало исследована. Причин отсутствия фундаментальных публикаций по этому вопросу несколько. До 1988-1989 годов - времени открытия широкого доступа к секретным фондам госархивов, полного рассекречивания документов довоенного периода, были только отдельные упоминания этих фактов, связываемые с неурожаем 1932 года. Не были исследованы ни причины, ни масштабы этой трагедии, постигшей не только народ Украины, а также население Поволжья, Урала, Сибири и Центральной Европейской части России.
Работники архивов, имеющие доступ к секретным фондам тоже не занимались выявлением информации по этому вопросу в силу общего умолчания и запретности данной темы.
В 1988-1989 годы после проведенной работы по рассекречиванию фондов, госархивом Донецкой области была сделана выставка рассекреченных документов, где впервые общественность ознакомилась с рядом фактов, имеющих место в истории нашего региона. Были представлены и несколько документов иллюстрирующих масштабы и ужас трагедии голода, постигших сельскохозяйственные районы Донбасса 1932-1933 гг. Документы эти - донесения инспекторов, обследовавших села, сосредоточены в фонде РК РКИ. Нужно указать и не малочисленность этих документов. Объяснение этому дается в докладной записке председателя Ровенецкой КК КРИ Кузьмина, который пишет: "Характерно отметить, что руководители местных партийных, советских организаций и уполномоченный от райпарткома т.Пичугин знали об этих случаях, но из-за боязни, что их обвинят в оппортунизме, скрывали от районных организаций о том, что " колхозники голодают" (с. Астахово - нынешняя Луганская обл.). По документам фонда видно, что и районное руководство не торопилось с сообщениями наверх. И лишь тогда, когда бедствие приняло ужасающий характер, появились информационные сообщения, докладные записки, служебные письма.
Они позволяют наглядно представить масштабы нарастающей трагедии. Мы еще вернемся к более подробному изложению содержания документов фонда Рабоче-крестьянской инспекции. Теперь же хочется сказать о большом блоке документов, вошедших в состав фондов госархива области при ликвидации партийных органов. Бывшие фонды архива обкома партии, окружкома, обкома, горкомов и райкомов КП(б)У являются богатой и до сих пор мало известной исследователям информационной базой и по данной теме.
В конце 20-х годов при определении магистральных направлений социальноэкономического развития страны, в конечном счете, возобладала линия И.В. Сталина на ускоренную индустриализацию. Сталина и его окружение не оставляла мысль о том, что деньги на индустриализацию можно получить из села. Основные валютные поступления в государственную казну шли за счет экспорта хлеба. Взять хлеб у крестьянина, можно только подчинив его государству.
При проведении сплошной коллективизации села, предлагалось, что "колхозы, обложенные продразверсткой, помогут преодолеть хлебозаготовительный кризис и дадут новые средства для развития промышленности. Курс на сплошную коллективизацию означал ликвидацию новой экономической политики и чрезвычайно жесткую политику по отношению к крестьянству.
При организации колхозов сплошь и рядом нарушался принцип добровольности. Форсирование темпов коллективизации означало массовое и зачастую насильственное создание колхозов, что документально подтверждается по Сталинскому и Артемовскому округам, где еще не была подготовлена почва для этих процессов. Если на I января 1930 г. в Сталинском округе коллективизацией было охвачено 25% крестьянских хозяйств, то на I марта 1930 г. они составили уже 64%.
В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. "О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству" проводилась линия ликвидации кулачества, как класса. В постановлении ЦИК и СНК СССР от I февраля 1930 г. "О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством" органы Советской власти на местах получили право экспроприировать кулаков и высылать их с членами семей в районы, непригодные для ведения сельского хозяйства.
Как реализовывалось это постановление на местах свидетельствует выступление секретаря Сталинского окружкома КП(б)У Строганова В.А. на пленуме 10 февраля 1930 г., где он говорил: " Тех, кого нужно было взять, мы уже взяли, верхушка, которая особенно вредна и опасна, мы ее взяли, арестовали и они сидят. Здесь обязательно должно быть так, как я Вам говорил... Мы известную группу кулаков, по требованию самих бедняцких и середняцких масс выселим в места не столь отдаленные от Сибири, отнимем все их имущество, до самого последнего орудия производства. Дадим ему, быть может лопату и топор, и поставим заготавливать лес и камень"
В документах архива мы обнаружили совершенно секретную инструкцию ЦИК СССР № 27 от 4 февраля 1930 г., в которой предписывалось: "В районах сплошной коллективизации, а в остальных районах по мере действительного массового развертывания коллективизации ... выселить кулацкий актив наиболее богатых кулаков и полупомещиков в отдаленные местности СССР и в пределах данного края - в отдаленные районы"./ Тогда всех кулаков делили на три категории: первая вывозилась на Север, вторая - в пустующие хутора своего же района, где над ними ставился комендант, а третья оставалась на месте. / "В районах сплошной коллективизации конфисковать у кулаков средства производства, скот, хозяйственные и жилищные постройки, предприятия производственные и торговые, кормовые и семенные запасы, излишки домашнего имущества и наличные деньги".
После получения инструкции окрисполкомы очень оперативно разрабатывали свои директивы и немедленно рассылали в райисполкомы. В них основные положения инструкции №27 конкретизировались: "Все имеющиеся в Вашем районе кулацкие хозяйства (от 3 До 5%) к общему числу хозяйств в районе разбить на 2 категории. В первую категорию Вам надлежит включить .... хозяйств. Эту цифру следует разверстать по сельсоветам. В каждом селе обсудить на собраниях колхозников, КНС, батраков конкретный список хозяйств, включаемых в первую категорию. Списки эти утверждаются райисполкомом совместно с начальником окртройки ГПУ и направляются на утверждение окружного исполкома..."
Всякие перемещения и переезды кулаков могут проводиться исключительно с разрешения райисполкомов...
Так как высылаемые будут направлены на Север, на лесозаготовки, следует позаботиться, чтобы каждый трудоспособный член семьи имел топор, пилу и лопату.
На местах в условиях получения разнарядок, на количество раскулаченных, разграничить кулаков и середняков оказалось чрезвычайно сложно.
Так, в списке на раскулачивание по 2 категории по Старобешевскому району была включена семья Мартыненко Луш Ивановича, состоящего из 10 человек - главы семьи, его жены и 8 детей в возрасте от 8 до 21 лет. Семья имела земли - 30 десятин, 4 лошади, 2 коровы, 7 овец.
При внесении в списки по раскулачиванию учитывалось и отношение к мероприятиям Советской власти. В характеристике хозяйства Гашенко Н.М., внесенного в список кулаков по Дружковскому сельсовету, записано: " Лишен права голоса. Активно выступал против мероприятий Советской власти, в частности против хлебозаготовок, агитируя крестьян не сдавать излишки. Сам своих хлебных излишков не сдал, и имущество его было распродано с торгов. За антисоветскую работу, выразившуюся в агитации против политкомпании, был судим".
Конфискованное при раскулачивании имущество крестьян передавалось колхозам, сельсоветам, дома использовались для административных зданий, иногда дома и имущество передавались неимущим крестьянам. Но не всегда крестьяне соглашались переселиться в новые дома, пользоваться чужим имуществом.
На закрытом заседании Артемовского окрисполкома II марта 1930 г. заслушивался вопрос о нежелании крестьян хутора Ново-Артемовка Константиновского района переселяться в кулацкие дворы, по поводу чего Президиум окрисполкома постановил: "Отметить, что Константиновский РИК не провел достаточно разъяснительной работы среди бедняцко-середняцкой части села, которая должна занять кулацкие дома, что и заставило некоторых бедняков приходить в окрисполком и ставить вопрос о нежелании переселиться в кулацкие домовладения".
Несмотря на "усиленную разъяснительную работу" отношение односельчан к выселяемым семьям было сочувственное.
Председатель Петрово-Марьинского райисполкома в докладе о проведении раскулачивания писал: " При выселении кулаков возле домов и по углам улиц собрались группы крестьян, в основном женщины до 10 человек, отдельные крестьянки выражали сочувствие кулакам и провожали последних со слезами".
Насильственные действия властей вызывали ответную реакцию. Артемовский окружком КП(б)У в феврале 1930г. сообщал, что "... Кулаки - экспортники разбивают приводы конных машин, буккура, молотилки и др. инвентарь. Также наблюдается убой и продажа скота, инвентаря и др."
Ошибочное раскулачивание середняка привело к антиколхозным настроениям и в их среде.
Так в Дмитро-Дарьевском сельсовете Краматорского района, из 37 намеченных к раскулачиванию 17 составляли бедняцко-середняцкие хозяйства. В Ново-Экономическом сельсовете Гришинского района середняки сворачивают свое хозяйство и распродают сами свой скот, сани, коров и свиней. Среди населения Заводско-Кудачевского сельсовета Гришинского района и др. сел наблюдается бросание на произвол судьбы своей земли и бегство на производство.
Массовое безответственное раскулачивание приводило к полному обнищанию крестьянства.
Так, в с. Андреевка Гришинского района из 1700 дворов - 750 хозяйствовали как единоличные. В этом селе представителями партячейки у единоличников - бедняков и середняков "сплошь и рядом отбиралась последняя корова, то не за своевременную уплату сельхозналога, либо за то, что не полностью законтрактован скот, либо для покрытия каких-нибудь долгов.
"Верхушка села" бесцеремонно забирала у единоличников лошадей "прямо с пастбища и использовала их для нужд колхоза и для своих поездок.
В селе Алексеевка Селидовского района из 120 коров, имевшихся у единоличников, в период мясозаготовок было отобрано....115.
В деревне Сергеевка осенью 1931г. у 200 крестьян - единоличников "был забран не только весь хлеб, но и весь живой и мертвый инвентарь". Насильственно загоняя крестьян в колхоз, местными властями широко использовались штрафы. Залиманский сельсовет Рубежанского района оштрафовал бедняка за невыполнение контрактации "на сумму 150 рублей, за что последний был распродан: корова, лошадь, овцы, сельхозинвентарь..."
И все же самое разрушительное влияние на положение дел в сельском хозяйстве оказали хлебозаготовки, которые государство стягивало железной рукой, не считаясь с катастрофическим падением жизненного уровня колхозников и угрозой голода, явственные признаки которого обозначались уже в первые месяцы 1932 г.
Переход к политике сплошной коллективизации сопровождался фактическим запрещением торговли и введением плановых заданий по сдаче государству хлеба и др. продуктов сельскохозяйственного производства. Эти задания доводились до каждого села, коллективного и единоличного хозяйства. С лета 1930 г. вводились твердые задания по сдаче всех "излишков". В распоряжении колхоза оставались только семенной, фуражный и продовольственный фонды. Колхозники же за свой труд получали нищенскую плату. По сообщениям работников КК-РКИ можно узнать причины, побуждавшие крестьян выходить из колхозов.
В хозяйстве "Революционный шлях" Луганского района из колхоза вышли 44 двора. Крестьяне заявили: "За трудодень работать не будем, ибо не прокормишь семью". В артели "Нове життя" один середняк и один бедняк обосновали свой выход из колхоза следующим образом: ... "Хлеб заберут в хлебозаготовку и снова придется голодать."
Все действия крестьян, направленные против колхозов, даже простые антиколхозные настроения и разговоры привели в действие репрессивную машину.
Как она начала работать на местах рассказывается в информационном письме председателя Новокаранской районной КК РКИ Комарова председателю Донецкой областной контрольной комиссии КП(б)У
План хлебозаготовок с. 1 по 25 января 1933 года выполнен на 75%. Руководящей частью проявлена по сравнению с предыдущими годами довольно значительная репрессивная борьба с кулачеством и вредительством в колхозах. Отдано под суд целиком 5 правлений колхозов из 35... К судебной ответственности привлечено около 600 человек. По решению облсуда к высшей мере соцзащиты - расстрелу приговорено 20 человек, остальные - на срок от 3 до 10 лет и высылкой в концлагеря. Кроме того ГПУ выявило 16 группировок, из которых 2- кулацкие.
1930 г. - первая колхозная весна на Украине была обнадеживающей. Первоначально план хлебозаготовки установлен в размере 430 млн. пудов, затем увеличены до 440 млн., а через некоторое время еще увеличили до 472 млн. пудов. К июню 1931 г. хлебозаготовка на Украине достигла 477 млн. пудов.
Председатель колхоза им. Ворошилова Старобельского района Мирошниченко 14 августа 1931 г. на заседании правления колхоза говорил: "Я имею меньше пшеницы, чем задание..."
В феврале 1932 года, когда снимали с работы председателя сельского Совета села Чмеревки Бойко за невыполнение плана хлебозаготовок, в протоколе осталась запись: ...Хлеба нет, люди пухлые, едят дохлых свиней". Это относилось к единоличникам, а о колхозниках так сказано: "Члены колхоза едят макуху, зерно не выдавалось, получали кукурузу".
Вся проводимая Советской властью политика на селе: коллективизация, раскулачивание, продразверстка и изъятие излишков продуктов, репрессии - объективно вела к полному экономическому уничтожению села, обнищанию крестьянства и гибели от голодной смерти.
Продовольственные трудности, имевшие место в области в 1932-33 году, вряд ли можно в целом отнести к неурожаю, так как известно, что неурожай в основном постиг Поволжье, Урал, Сибирь и др. региона. В документах архива нами не обнаружены данные в абсолютных цифрах об урожайности в области в рассматриваемый период, однако ход заготовительной кампании, ее итоги дают возможность предполагать, что урожай в области был сносным. Около половины колхозников выполнили план хлебозаготовок. Из документов следует, что в июле 1932 г.в некоторых колхозах Верхне-Теплянского и Ново-Айдарского районов часть урожая была уничтожена в результате дождей и града. Однако по другим районам отмечалась неплохая урожайность. Гришинский, Константиновский, Лисичанский, Рыковский, Славянский и другие районы выполнили план.
Как явствует из документов голод достиг пика после осенних и зимних хлебозаготовок, которые почти ничего не оставили ни колхозам, ни крестьянам. В наибольшей степени голодом были поражена Старобельщина и Мариупольщина. Председатель ВУЦИК ССР Г.И.Петровский, обследовавший по заданию ЦК КП(б)У нашу область в декабре 1932 г. предостерегал от перегибов в изъятии излишков хлеба: "Это дело нужно повести так, чтобы не убить у колхозников стимула к дальнейшему укреплению колхоза, поднятию урожайности и развитию животноводства". Это предостережение было не случайным, так как рыночная торговля сверхплановым хлебом была запрещена согласно директивного письма обкома КП(б)У и осуществлялось вторичное обложение колхозов, выполнивших план хлебозаготовок.
Представляет интерес место в записке Г.И.Петровского, где он отмечает, что "... по Донецкой области имеет место широкий саботаж по обмолоту, хлебозаготовкам и, особенно массовые кражи хлеба почти в каждом селе и колхозе. Особенно резко это явление отмечается в селе Пески, где кулацкое влияние так сильно сказалось, что огромное количество хлеба при обмолоте было пущено в озадки, в полову. Аресты и предание суду за воровство и утайку хлеба оживили хлебозаготовки. Что особенно чувствуется, это то, что на селах нет хорошего, крепкого колхозно-бедняцкого актива, который противопоставил свою работу кулацкому влиянию, саботажу хлебозаготоне тех колхозов, где планы были яв-но завышены. Бюро Мариупольского горкома КП(б)У 6 января 1933 г. приняло следующее постановление: "I. За саботаж и злостное сопротивление выполнению плана хлебозаготовок, вывезти в счет хлебозаготовок все фонды и так называемые посевные фонды из следующих колхозов ..." (приводится перечень многих хозяйств).
Судя по документам, из-за отсутствия посевного и посадочного материала огороды колхозников пустовали. Реакция крестьян повсеместно была негативной. В выступлениях колхозников артели им. Володарского Старо-Никольского района, с. Дмитриевка Ново-Айдарского района и др. на собраниях выражалось резкое недовольство мероприятиями властей. Член партии Штормовской ячейки Ново-Айдарского района Чуприна М.Ф. обратился к секретарю ячейки с таким вопросом: "Скажите, товарищ секретарь, какая разница между капиталистической системой с его правительством и социалистической с его правительством: помоему первое уничтожало человечество войной, а наше, хотя войны и не хочет, но все равно уничтожает людей голодом"
Невыполнение отдельными районами плана заготовок хлеба, овощей и других культур сказалось на сокращении кормовой базы, что привело в 1932-1933 гг. к массовому падежу и убою скота. Резко снизилась продуктивность животноводства. По просьбе обкома КП(б)У Наркомснаб УССР поставил в декабре 1932 г. Донбассу на откорм 49480 голов скота.
Анализ документальных источников показывает, что партийные органы рассматривали вопросы состояния посевной кампании, хлебоуборки, сдачи государству зерна, снабжения рабочих продовольствием, принимались директивы по борьбе с перегибами в колхозах с разбазариванием и хищением с/х продуктов. В районы и колхозы направлялись уполномоченные обкома партии, коммунисты с предприятий для устранения ошибок и трудностей. Однако вопросы о голоде, его жертвах, размерах экономических потерь в прямой их постановке не поднимались на пленумах и бюро обкома, горкомов райкомов партии, протоколы которых были просмотрены в ходе отбора документов.
По сводкам райкомов КП(б)У установлено, что за период с 27 февраля по 9 марта по 21 району области зарегистрировано 1113 голодных семей, включающих более 4 тысяч человек. Только в колхозах Белокуракинской МТС около 2,5 тыс. человек остро нуждались в продовольствии. В наибольшей степени голодом были поражены Марковский, Рубежанский, Ново-Псковский, Старобельский, Ново-Айдарский, Верхне-Теплянский, Старо-Каранский р-ны области.
В документах приводятся факты о массовом опухании людей от голода и многочисленных случаях голодной смерти. Только за 10 дней февраля-марта по 12 районам области умерло 267 человек, при этом не все умершие учитывались, реальное их число значительно выше. В колхозах Старобельской МТС из-за отсутствия продовольствия за 2 месяца умерло 150 человек, а в Бело-куракинской МТС за 3 месяца умерло 578 человек, из которых 216 детей, 182 старика. Только в Марковском районе на почве недоедания насчитывалось 679 случаев голодной смерти.
Бригадой обкома КП(б)У во время обследования в феврале-марте 1933г. Верхне-Теплянского и Ново-Айдарского районов было установлено, что основными продуктами питания в селах являлись семена магары, выданные по 5-6 кг на семью правлением колхозов. Кроме того, во всех семьях ели конопляное семя, толченые черенки кукурузных початков, стебли кукурузы и подсолнечника, делали лепешки из толченой пшеничной половы, лебеды, бураков. В с.Красный Октябрь ни в одной семье не было хлеба. Чтобы не сорвать сев, правление колхоза выдавало работающим колхозникам по 200 гр. капусты или могары в день.
Из записки бригады обкома КП(б)У: "низкий уровень учтенного урожая, что осталось собрано после хищений и потерь, предопределил и малое количество хлеба, вошедшее в распределение по трудодням".
Из докладной записки Ново-Псковского райкома КП(б)У следует, что с.Шапарское "... засыпано семян по колхозу - 0%, по индивидуалам - ничего. Колхозники получили на трудодень с общественным питанием - неизвестно, без общественного питания - 500 грамм в январе умерло II человек и в феврале - 37 человек...
В данное время поселок Еремовка Шапарского сельсовета лежит опухшей, по его заявлению - поголовно". В селе Лизино 63 смертельных случая. В докладных записках повсеместно отмечается "бездушное отношение населения и даже отдельных руководителей как к голодающим, так и к умершим. Умершие лежали по 3-4 дня и более. В документах читаем: "Угрожающе стоит вопрос об элементарной санитарии, в связи с тем, что трупы хоронятся с задержкой, часто в клунях, сараях и сенях квартир".
В документах подчеркивается, что среди голодающих были не только колхозники, имевшие мало трудодней, но и те, у которых насчитывалось 300-400 и более трудодней. В наибольшей степени голодом были поражены многодетные семьи. В Ровецком районе голодала семья председателя колхоза Павловского сельсовета Прокофия Босова, состоявшая из 12 человек, из которых только двое трудоспособных. За 1932 г. они имели 765 трудодней, но в марте оставалось лишь ведро капусты и 2 кг. огурцов.
Почти повсеместными были факты употребления в пищу собак, кошек и павшего скота. В с.Куз.Михайловке Старо-Каранского района отмечены случаи употребления в пищу зараженных сапом лошадей. В с.Лызино Ново-Псковского района колхозник Кондратенко около месяца жил и кормил семью падалью со скотского кладбища, собак и кошек и сам замерз на этом кладбище, откапывая конскую ногу.
О крайне бедственном положении людей в этот период свидетельствуют многочисленные факты каннибализма.
Секретарь Рубежанского РК(б)У т. Варшавский докладывал в обком партии о том, что колхозник их района Криконенко Мефодий зарезал своего сына 6 лет и вместе с женой в течении 4 дней варили и ели.
В селе Росоховатом Марковского района Руденко Федор имел семью из 5 человек, из них трое детей. Его жена Марина под принуждением мужа зарезала двух детей, которые были ими и съедены.
Имели место факты трупоедства. В 1933 г. в с.Бончуковке Ново-Псковского района колхозник Веселый Федор со своей женой Евдокией и 14-летним сыном вырыли на кладбище 3 трупа и употребили их в пищу, после чего сразу все умерли. В этом же селе в погребе колхозницы Киященковой была обнаружена половина трупа умершего брата.
Таких фактов по документам можно привести множество. Иллюстрацией к этим документам может служить видеофильм "Урожай отчания", созданный канадскими кинематографистами на основании кино, фото - документов, отложившихся в архивах Лондона, Парижа, Торонто. Сегодня вы посмотрите этот фильм, переданный на хранение в госархив Донецким городским, стачечным комитетом.
19 февраля 1933 года в Москве состоялся I Всесоюзный съезд колхозников - ударников, на котором выступил Сталин. Он сказал с трибуны: " Только у нас в Советском государстве существует правительство, которое стоит горой за рабочих и крестьян - колхозников, за всех трудящихся. Я думаю, что историки - исследователи Донбасса еще должны сказать свое слово по этому периоду истории на Украине.
Госархив области имеет достаточное количество информации по данному вопросу.

Н.Б.Метальникова
директор Государственного архива
Донецкой области до 2004г.