С П Е Ц – С В О Д К А о пребывании на территории Сталинского Округа Германской рабочей делегации.


В Госархиве Донецкой области имеется документ, оставленный для нас сотрудниками ГПУ, о том, как проходили посещения нашего региона иностранными делегациями в начале века.
Уже почти 10 лет, как в советских школах дети вместо первых самостоятельно написанных слов "мама" и "солнце" выводят "партия" и "коммунизм". Уже десять лет советская пропаганда неустанно внушает народным массам "идею всеобщего счастья".
Однако, как мы видим, еще осталось достаточно много людей, которые не боятся говорить правду, которые совершенно верно видят ситуацию.
Лично мне это внушает надежду, что мы – есть, нас – много и у нас все получится. Я абсолютно убежден в том, что тот, кто хорошо знает прошлое – владеет будущим.

Подготовил материал С.Н.Герасимов
зам. директора Государственного архива
Донецкой области


Совершенно секретно

23/VIII-26 года в гор. Сталин прибыла вторая германская рабочая делегация. По прибытию делегация разбилась на две группы, из коих одна направилась на осмотр Сталинского завода, а вторая отбыла на Рутченковский рудник. Следует отметить, что от группы делегатов откололись 5 человек, находившихся вместе на одной машине, и потребовали от шофера, чтобы он их вез на Сталинский химзавод, не смотря на то, что осмотр химических заводов вообще не предполагался.
Делегаты подъехали к Завкому Металлистов, но никого из членов Завкома там не застали, за исключением секретаря, который не знал, как встретить делегацию, так как на этот счет от комиссии по приему делегации у него никаких указаний не было.
Делегация, будучи встречена директором завода Базулиным, направилась вместе с ним в его кабинет, где члены делегации задавали вопросы Главному инженеру о размерах выработки завода, как теперь, так и до революции, общем количестве рабочих, сколько из них членов партии, ЛКСМ, получаемый в среднем оклад заработка, сколько часов работают в сутки и т.д.
Записав все интересовавшие их ответы, делегаты через переводчика попросили, чтобы «посторонняя» публика ее не сопровождала, разбились на две группы и пошли в завод. При осмотре указанных цехов, некоторые из делегатов старались отставать от общей группы и подзывали рабочих, спрашивая о получаемой зарплате, квартирных условиях, а также, нет ли на заводе немцев.
После этого делегаты направились в кабинет к тов. Базулину. Там в беседе делегаты указали, что завод находится в неудовлетворительном состоянии – изношенный и что на территории завода имеется масса лишнего хлама, мешающего работать.
Во все время пребывания на заводе делегаты держали себя крайне сдержанно. При осмотре доменного цеха часть делегатов сначала было отказалась осматривать доменные печи, причем женщина-делегатка сказала тихо по-немецки своему партнеру: «Зачем они нас туда ведут, лишь бы водить». Затем делегаты все пошли к домне с некоторым неудовольствием.
С рабочими делегаты заговаривали только в мелкосортной прокатке, где к делегатам подошел один замазанный молодой рабочий и спросил, обращаясь к переводчику: «Почему Вы так скоро идете по заводу и даже не поговорите с нами», переводчица на вопрос ответила, что делегаты спешат. В толпе рабочих этого же цеха, которых около группы собралось человек 50, слышны были возгласы: «Какие они в черта рабочие, если они одеты как буржуи. Ох, что-то не похоже на то, что это рабочие».
Следует отметить, что один из делегатов по фамилии Гаман, все время обнаруживал тенденцию отставать от группы, весьма тщательно осматривая конструкцию и марки различных машин, время от времени бросая замечания как бы про себя: «Старая» или что-то в этом роде.
Возвращаясь с осмотра завода, среди делегатов можно было слышать частые замечания о том, что завод старый, печи старые и вообще завод им не понравился, произведя по-видимому плохое впечатление. После осмотра завода упомянутая вторая подгруппа отправилась осматривать рабочие поселки, недавно выстроенные комбинатом.
При осмотре квартиры рабочего Сталинского комбината, которая была взята наугад, но оказалась хорошей и чистой, делегаты высказывали свое удивление обстановкой, в которой живет рабочий. Интересно отметить, что при осмотре квартиры один из делегатов обратил внимание на то, что в одной из комнат в углу висели две иконы, а по близости на стене висел портрет Ленина . По этому поводу им была брошена ироническая фраза: «От Ленина до икон – один метр».
Вторая группа делегатов направилась на двух машинах на Рутченковский рудник.
Во время беседы делегаты самым тщательным образом интересовались всеми вопросами производства, в особенности уделяя внимание вопросу производительности труда и зарплате.
Делегаты в беседе с представителем фирмы Отто Штейнике проявили большую сдержанность. При прощании они сухо пожали друг другу руки и при выходе больше не разговаривали. С рабочими они не разговаривали и не было заметно, чтобы рабочие чем либо реагировали на их приезд.
После осмотра делегаты направились осматривать вновь выстроенные и строящиеся колонии для рабочих. В дороге делегаты остановились и зашли в один из старых рабочих домов. Там их окружила толпа в несколько десятков человек, преимущественно женщин, которая, думая, что это комиссия начали жаловаться, говоря: «Посмотрите, в каких лачугах мы живем, обещают переселить, но до сих пор этого не делают». Когда им объяснили, что это германские рабочие, то в ответ слышались возгласы: «Какие они рабочие, наши рабочие такие не бывают, разве это рабочие».
Утром 24-го вся делегация прибыла в Макеевку. Из главной конторы делегация разбилась на три группы.
Вторая группа осматривала шахту «Шмидт» Екатерининского Рудоуправления, интересуясь только подземными работами. В разговоре с одним из рабочих в забое, последним было сказано делегатам, что сверх шести часов приходится часто работать еще 3-4 часа, за которые с трудом вырываешь плату, вообще этот рабочий старался всячески доказать плохое положение рабочих, работающих в шахте, но другая группа рабочих опровергла его разговоры и он удалился.
Третей группе делегатов было предложено отправиться в Правление Рабкоопа, откуда уже поехать осматривать предприятия и магазины Рабкоопа. На это предложение делегаты ответили категорическим отказом и через своего переводчика Бейнельсона ответили, что они желают раньше осмотреть предприятия и магазины, а потом уже пойти в Правление. Следует отметить, что большое давление на делегатов оказал несколькими словами делегат Гаман. После этого делегаты отправились осматривать Рабкооп
Когда делегаты выходили из Рабкооп столовой, и делегату Гаман была вручена записка неизвестными лицами, которые немедленно скрылись. Записка написана хорошим мужским почерком карандашом, содержание которой приблизительно такое: «К товарищам германским делегатам. Мы рабочие Маккомбината обращаемся к Вам и обращаем Ваше внимание на квартирный вопрос. Дело с нами обстоит не так, как Вам говорят и показывают, на самом деле мы испытываем страшную нужду в жилищах. За никудышную квартиру мы платим 30-40 руб., а зарабатываем гроши». Записка была без подписи. По поводу этой бумажки делегаты потом говорили, что они ей не придают значения. Бумажку, однако, оставили у себя.
Следует вообще отметить, что делегат Гаман все время держался как-то в стороне, отставая, а при выходе, когда у магазина собралась толпа, или как, например, у столовой выходил первым. В то время, когда все делегаты вели записи, Гаман никаких записей не вел. Во время посадки в автомобили, после осмотра магазина Рабкоопа к одному из делегатов, фамилия коего не установлена, подошла женщина с бледным лицом,, женщина начало было рассказывать о положении рабочих у нас, начав с дороговизны, но ей дальше не дали разговориться. Затем была осмотрена Дмитриевская городская бойня, от осмотра которой у делегатов осталось очень плохое впечатление, так как там, с одной стороны, было действительно грязно, а с другой стороны, делегаты были поражены примитивностью убоя скота.
При всех указанных осмотрах председатель делегации Вандермайер не участвовал, так как после завтрака был пьян и отсыпался в вагоне.
Закончив осмотр, делегаты перед обедом частью находились в вагонах, частью в клубе, в парикмахерской, при чем наблюдалось с их стороны тенденция пойти погулять и остаться одним, что, однако, им не всегда удавалось. Обед в клубе им. Томского, прошел хорошо, со стороны делегатов была заметна большая сдержанность в отношении выпивки. После обеда делегаты направились в 5 час. вечера в открытое кино при клубе, где и состоялся митинг.
Отмечен случай, когда до окончания митинга два делегата ходили, заговаривая с рабочими. К ним подошла одна женщина, которая разговаривала по-немецки, очевидно она говорила про дороговизну, так как сняла с ноги дырявый башмак и показала делегатам. В общем, и целом митинг прошел оживленно. По окончанию митинга делегаты отправились ужинать в столовую клуба. За ужином было установлено, что по окончании митинга женщина разговаривавшая про дороговизну говорила, что в России живут хорошо коммунисты, и в разговоре с делегатом выявила себя как ярая противница Соввласти, принадлежащая к привилегированному слою старого общества. В ответ на ее слова делегат выругал ее матерно на русском языке. После ужина по дороге к вагонам на улице один из делегатов свернул в дом у ворот, которого стояли женщины и начал к ним приставать, но был уведен своими товарищами.
В 9 часов вечера делегация отбыла из Макеевки.


Врем и.о. нач.окротдела ГПУ /Ковчагов/

Уполном. УОГ /Ткачук/


ф.Р-2, оп.2, д.28, л.370-378.